Владимир Жириновский, Сергей Кургинян.
  • 22-12-2008 (09:24)

Хулиганы под прикрытием

Жириновский и Кургинян борются с "экстремистами"

update: 03-02-2009 (19:54)

Наверное, ни один комментатор не оставил без внимания два скандала, разразившиеся на минувшей неделе в телевизионном и радиоэфире. Журналисты на все лады осуждали то, как политолог Сергей Кургинян облил водой лидера движения "Мы" Романа Доброхотова в эфире программы "Клинч" ("Эхо Москвы"), а Владимир Жириновский попытался силой вытолкать из студии "правого" политика Бориса Надеждина во время ток-шоу "К барьеру!" (канал НТВ).

Полагаю, что и мне тоже необходимо сказать несколько слов по этому, признаемся честно, совершенно возмутительному поводу.

Для многих поведение Владимира Вольфовича не явилось неожиданностью. Однако случай с Жириновским стоит несколько особняком, и мне кажется, что причины происшедшего здесь лежат на поверхности. Недаром вскоре после злополучной программы язвительные журналисты заговорили о том, что рейтинг программы Владимира Соловьева катастрофически падает, и скандальный политик был приглашен в эфир специально для того, чтобы "добавить перчику".

Можно даже предположить, что потасовка в прямом – на регионы Дальнего Востока – эфире подразумевалась и была заранее запланирована. Доказать это сейчас, естественно, невозможно, но подобное предположение напрашивается само собой.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Однако есть между этими двумя случаями нечто общее, что вызывает серьезные опасения и тревогу. Фактически мы наблюдали, как два публичных общественных деятеля, позиционирующих себя как "государственники", исчерпав словесные аргументы, приступили к физическому воздействию на своих оппонентов. Причем этими оппонентами и том, и в другом случае выступали представители демократических – если не вдаваться в процедурные частности – движений. То есть те, кого власть сейчас априори объявляет вероятными экстремистами и возможными инициаторами незаконных силовых акций. Однако на наших глазах на "экстремистов" напали как раз люди, объявляющие себя представителями государства и якобы действующие от его имени.

Сомневаюсь, что Кургинян и Жириновский подняли бы руку на своих оппонентов, если бы знали, что за это немедленно получат дубинкой по почкам от наблюдающего за порядком дюжего охранника. Похоже, они прекрасно знали, что обожаемое ими государство не даст в обиду "хулиганов в законе".

Напротив, это самое государство с нескрываемой, похоже, радостью выдало "лицензию на отлов" как раз таких, как Роман Доброхотов и его сторонники. Неделей раньше вся страна увидела, как Романа, посмевшего сказать президенту несколько слов "незапланированной правды", выводили из зала Кремлевского дворца с заломленными за спину руками. Мне что-то не приходилось видеть подобных кадров с Жириновским или Кургиняном.

Хотя иногда очень хотелось бы.

Пусть это и покажется некоторым преувеличением, но я готов сегодня утверждать, что факт безнаказанного бесчинства в эфире говорит очень о многом. В частности, таким образом государство может предупреждать столь нелюбимый им на народ о том, что для обеспечения спокойствия и безопасности "трона" оно примет, в случае необходимости, крайние меры.

Собственно об этом на неделе практически в открытую говорили в других программах "духовные братья" господина Кургиняна. Так, притихший было в последнее время Максим Шевченко на этот раз разоткровенничался в эфире программы "Особое мнение" (канал RTVi). Он признался, что очень хотел бы, "чтобы у нас была создана чрезвычайная комиссия". Максим Шевченко считает, "что в стране должны быть чрезвычайные меры, что должна быть введена чрезвычайная социальная политика".

Ему вторил другой завсегдатай псевдопатриотического эфира, декан недавно созданного факультета телевидения Московского государственного университета Виталий Третьяков. Маститый журналист неожиданно решительно и пылко выступил в программе "Национальный интерес" (канал "Россия") в защиту силового метода решения возникающих проблем.

Господин Третьяков сказал, что раньше в поведении российской власти было много слов и очень мало реальных действий. Война на Кавказе оказалась, по мнению Третьякова, "реальным действием". Причем таким, которое, безусловно, следует оценить положительно, так как подобные действия наглядно демонстрируют "фактические возможности государства".

Можно, конечно, сказать, что кавказская трагедия относится к сфере международных отношений, поскольку военные действия велись между двумя суверенными странами. Однако вся загвоздка в том, что буквально за пару минут до высказывания Третьякова гости программы пришли к выводу, что, в силу исторической и социальной близости народов, к конфликту на Кавказе следует относиться не как к войне между двумя странами, а как к гражданской войне. Кажется, господин Третьяков не возражал против этого вывода.

Но тогда следует, что, призывая к решительным силовым действиям, он фактически одобрил использование силы не только в межгосударственных спорах, но и против собственного народа.

В принципе, это очень похоже на ультиматум. Только ультиматум, объявленный своему народу самим государством.

А что же народ? Да ничего! В программе Александра Архангельского "Тем временем" (канал "Культура") интересную мысль высказал директор Государственного архива России Сергей Мироненко. По его мнению, основанному, кстати, на данных социологов и многолетних наблюдениях, российский народ не стремится узнать всей правды о своей собственной истории и уж тем более не жаждет призвать власти к ответу. Напротив, многие россияне именно от властей ждут каких-то действий, в результате которых ситуация в стране может измениться к лучшему. Мало кто полагает, будто что-то изменится, если гражданскую активность проявит само население.

К сожалению, подобная точка зрения распространена не только в так называемой "маргинальной" среде. Ее часто высказывают думающие, неравнодушные и критические настроенные люди. Но и они, как выясняется, не надеются на свои силы. Известный театральный режиссер Марк Захаров в программе "Познер" (Первый канал) с сожалением и горечью сказал, что в России нельзя просто "уничтожить дракона и сказать: "Все, пожалуйста! Началось счастье". По его убеждению, в нашей стране так не получится. Народ, по словам Захарова, может быть хозяином своей судьбы только в Люксембурге или в какой-то подобной ему маленькой европейской стране.

Тот же Марк Захаров заявил, что инициатором демократических преобразований "в нашей стране должен быть только лидер нации". Рассуждая о возможности критического осмысления собственной истории, режиссер высказал убеждение, что для этого "должна быть какая-то верховная инициатива". Во всяком случае, в ближайшие десять лет.

Это называется "Приехали"! Не знаю уж, что и говорить, если даже наши "властители умов" стали взывать к "доброму царю"!

Что же нам теперь остается делать? Выстроиться в колонны и с хоругвями направится в сторону Краснопресненской набережной?

Помнится, сто четыре года назад на подобную наивную инициативу власть ответила картечью.

Юрий Гладыш

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...