"Болотный процесс". Фото: Каспаров.Ru
  • 28-01-2014 (12:16)

Суд над судом впереди

Каспаров.Ru: прямая трансляция 86-го заседания суда по "болотному делу"

update: 05-02-2014 (12:00)

17:38 На этом заседание завершено. Судья объявляет перерыв до 29 января. Десятки людей на улице скандируют: "Свободу!" "Узники Болотной" улыбаются.

17:37 Макаров подчеркивает, что ничего подобного "узникам Болотной" не инкриминируют. Он просит оправдать Кривова ввиду его невиновности.

17:36 Верховный суд уточняет, что дополнительно квалифицироваться при массовых беспорядках должны только особо тяжкие преступления, например, убийство.

17:35 Макаров замечает, что по закону, если одно преступление является признаком другого, его нельзя выделять в деле отдельно. Именно это происходит в "болотном деле", так как насилие в отношении сотрудника полиции — признак массовых беспорядков, уверен адвокат.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

17:33 Макаров иронизирует, что позиция обвинения — "одно действие как бы расщепляется и несет разные последствия, разные преступления против разных объектов" — юридическая инновация.

17:32 Макаров предполагает, что "потерпевшие" были назначены органами следствия или иными структурами.

17:30 Макаров замечает, что в деле есть идентичные постановления следователей о принятии дела к производству, что свидетельствует о недостаточном контроле за делом со стороны генпрокуратуры. Адвокат также замечает, что совершенно недопустимо то, что почти все материалы дела содержатся в нем в копиях — и письменные материалы, и видео.

Это не соответствует требованиям закона.

17:28 В перерыве девушке-наблюдательнице стало плохо. Приставы сначала отказывались пустить к ней врача, находившегося среди публики, и согласились сделать это, только когда врач сняла майку с портретом одного из "узников Болотной".

17:27 Макаров замечает, что полицейские из дела этих восьми "узников Болотной" проходят "потерпевшими" и по другим делам. Показания Моисеева почему-то есть в деле Косенко, но подписаны другой датой.

17:25 Макаров, характеризуя "потерпевших" по эпизоду Кривова, напоминает, что полицейский Моисеев выбил камеру у оператора Татьяны Конаковой, что четко видно на видео. Он, естественно, не извинялся за это.

17:24 Макаров напоминает, что прокуратура просто переписала предположения следствия. При этом несколько свидетелей сообщают, что видели, как Алгунов бил Кривова, но не видели, чтобы Кривов бил Алгунова.

17:24 Макаров замечает, что хотя обвинение опознает Кривова на видео, никаких действий по опознанию, необходимой экспертизы не проводилось.

17:22 Макаров замечает, что по таким правилам и тонущему полицейскому помочь нельзя: "Пусть тонет!" Нельзя и сопротивляться незаконным действиям. Тут защитник напоминает, что множество людей гибнет под колесами машин пьяных полицейских, что говорит о том, что полицейские едва ли являются непогрешимыми.

17:21 Макаров рад за амнистированных, но не видит, каким образом тогда эта амнистия соответствует словам Путина. Он замечает, что, по логике обвинения, и бабушка, которая взяла полицейского под руку и попросила перевести через дорогу — преступница, потому что взяла за руку, подтолкнула, а значит применила насилие. Макаров уверен, что эта ситуация — полная аналогия с ситуацией Кривова, когда он сделал замечание Моисееву.

17:19 Адвокат вспоминает слова Путина о том, что бить полицейских нельзя ни в какой ситуации. Макаров замечает, что по закону при массовых беспорядках люди оказывают полиции вооруженное сопротивление, но тем не менее часть фигурантов дела, обвинявшихся в массовых беспорядках, были амнистированы.

17:17 Макаров напоминает, что Кривову вовремя не оказали медицинскую помощь, когда скорую вызывали к нему в зал суда во время длительной голодовки. В результате "узник Болотной" перенес два инфаркта. Защитник считает эти события неслучайными, как и "вопиющее задержание его защитника Мохнаткина".

17:16 Защитник замечает, что людей на митинге били за нежелание расходиться, хотя митинг был согласован. Адвокат задается вопросом, почему полицейское руководство не предупредило людей об изменении маршрута. По его мнению, ответ очевиден.

17:14 Макаров говорит, что очень характерна травма Алгунова, проходящего "потерпевшим" по эпизоду Кривова. У него был ушиб тыльной стороны ладони. Защитник замечает, что такую травму нанести сложно, зато она вполне согласуется с показаниями Кривова и других свидетелей — Алгунов бил стоявших за барьерами демонстрантов дубинкой по головам и плечам, время от времени попадая рукой с зажатой дубинкой по металлическим барьерам.

17:12 Адвокат замечает, что большинство опрошенных полицейских не получили травм за редким исключением (и то серьезные травмы "узникам Болотной" не инкриминируют). Он замечает, что их показания как свидетелей и как "потерпевших" очень сильно расходятся — в своих первых показаниях они не говорят ни о чем незаконном, предпринятом в их отношении.

17:03 Макаров замечает, что его подзащитный сделал замечание полицейскому Моисееву, который избивал лежащего на земле человека. Обвинение утверждает, что Кривов нанес ему удар в грудь, но на видео видно, что Кривов отстраняется руками от схватившего его за одежду полицейского, причем тот приходит в себя и отходит от Кривова, замечает адвокат.

Макаров подчеркивает: даже руководитель Моисеева Беловодский заметил, что ничего противозаконного по отношению к Моисееву на видео не происходит. "Может быть, между Кривовым и Моисеевым был какой-то эпизод, о котором мы не знаем, который обвинение не показало?" — иронизирует защитник.

17:01 Макаров уверен, что "узники Болотной", включая Кривова, оказались заложниками в конфликте неких сил, сражающихся за власть в России. Адвокат предполагает, что и сотрудники полиции, находящиеся в зале, придя как граждане на этот митинг, могли оказаться "в том же замесе" и получить дубинками ("демократизаторами, как их называли в годы демократизации") по голове.

16:58 Адвокат замечает, что следствие должно определить место совершения преступления, но прокуратура упорно говорит о неком абстрактном "районе Болотной площади", "а такого района, как мы знаем, в Москве нет". Кроме того, должно быть установлено и время всех инкриминируемых обвиняемым действий. Не сделано и это. Единственные ссылки на время — апелляции к хронометражу видео, который вообще никак не связан со временем событий.

16:56 Макаров напоминает, что и он, и его подзащитный Кривов неоднократно говорили на суде о съемках, которые вели полицейские автомобили "Волна" и вертолет. Адвокат замечает, что оперативной съемки тем не менее в деле нет. Защитник предполагает, что она засекречена, потому что, если ее показать, дело развалится. "Если бы там было нечто, изобличающее наших доверителей, то его бы показали", — уверен адвокат.

16:53 Макаров рассуждает о том, что было бы, если бы Путин был популярным диктатором, в частности, о том, как его встречала бы толпа с цветами. Судья просит адвоката "вернуться к сути дела". Макаров благодарит и замечает, что будет говорить, как он хочет, потому что его слова раскрывают механику произошедшего на 6 мая 2012 года.

Адвокат замечает, что даже слесарь с Уралвагонзавода почему-то не приехал поддержать Путина на Болотную, как обещал.

16:50 Адвокат замечает, что выставление цепочки, отсекшей для демонстрантов сквер Болотной площади, было не просто незаконным, оно было преступлением. И значит, люди вообще не обязаны были подчиняться действиям полиции — по закону подчиняться необходимо только законным действиям полиции.

Макаров замечает, что полиция не остановилась просто на выставлении незаконной цепочки — кордон полиции сделал сначала шаг — а потом и два — вперед, сдавливая толпу. Об этом рассказывал, в частности, Навальный.

16:47 Адвокат подчеркивает, что у парапетов уже были заботливо выставлены камеры "Минаев Life" и ведущий шоу, проявлявший невероятную осведомленность о событиях, почему-то сказал: "Не все состоялось". Адвокат уверен, что ведущий получал информацию от кого-то из власти, кто планировал провокацию против демонстрантов.

Макаров замечает, что на митинг пришли законопослушные граждане, которые не переломили это свое качество и не стали сопротивляться произволу полиции, которая давила их два часа подряд.

16:44 Макаров предполагает, что события на Болотной были ужасны, но, возможно, могли быть еще хуже. Если бы организаторы не сели, то ситуация с "загнанными в бутылку" людьми могла бы стать еще хуже — севшие организаторы не дали подойти идущим сзади людям, которые лишь увеличили бы давку. Если бы они подошли, люди могли бы начать валиться с парапетов в воду и на лед.

16:42 Адвокат замечает, что решение организаторов сесть на асфальт "было не бесспорным", но гадать, что было бы без этой акции, как делает прокуратура, не верно. Макаров говорит, что приведенное адвокатом Мирошниченко сравнение с Ходынкой очень удачное, и у него лично рождается еще одна ассоциация — Кровавое воскресенье.

16:41 Защитник замечает, что люди не понимали, почему они не могут пройти в зону проведения санкционированного мэрией Москвы митинга.

16:38 Адвокат говорит, что акция 6 мая 2012 года не состоялась и была по непонятым причинам разогнана полицией. Макаров напоминает: изначально цепочка полиции должна была стоять иначе (не перекрывая вход на Болотную) — она должна была быть "направляющей цепочкой", направляющей граждан в сторону места проведения митинга, что видно из согласованных планов.

16:36 Защитник подчеркивает, что многие полицейские, дававшие показания, путались во времени произошедшего (называя его с расхождением до двух часов), а также в объектах, находящихся рядом с Болотной площадью. Многие признались, что не знают административных границ Болотной площади.

16:34 Макаров воссоздает события 6 мая 2012 года. Он подчеркивает: люди шли не в район Болотной площади, как все время говорит прокуратура, а на Болотную площадь — согласованное место проведения митинга. В какой-то момент колонна дошла до Большого Каменного моста, где встретила цепочку полиции, которую, по словам полковника Дейниченко, полиция решила установить там, перекрыв таким образом вход на Болотную площадь.

16:30 Адвокат замечает, что прокуратура пытается запутать всех. Полицейские на Болотной находились вовсе не при исполнении, как не находится при исполнении сотрудник, который после службы застрелил человека.

Макаров замечает, что у многих полицейских на Болотной к моменту акции переработки составляли 8 часов, проведенных ими на ногах в полной амуниции (они готовились к инаугурации). Такие переработки могут влиять на психическое состояние, к тому же полицейским все время говорили о возможных беспорядках на Болотной (такие показания дали некоторые полицейские).

16:27 Адвокат замечает, что за халатное обращение со своим удостоверением, за неполучение документа в срок полицейские получил бы выговор, но в "болотном деле" прокуратура почему-то не обращает внимания на просроченные документы полицейских.

16:24 Макаров объясняет, почему ему было так важно выяснить в ходе процесса, просроченные ли были у полицейских удостоверения, или нет. "Ерунда, это не мешало им выполнять судебный долг", — говорит прокуратура", — замечает адвокат. Он обращает внимание, что свое удостоверение, полученное из рук Чурова, Путин разглядывал очень внимательно.

Адвокат замечает, что любой сотрудник правопорядка столкнулся бы с трудностями во всех иных ситуациях, если бы у него не было действующего удостоверения. Например, его не пустили бы в суд, если бы он представил истекшее удостоверение.

16:23 Защитник говорит, что многие пришли с женами, детьми, и людей объединяло желание выразить свою позицию. Тогда еще люди не опасались репрессий, потому что не знали, что они будут, говорит Макаров. В итоге они оказались разогнаны жестким образом.

16:20 Слово берет Макаров. Он надеется, что суд и государство наконец "развернутся в сторону своих граждан, смогут понять их позицию" и изучить истину. Адвокат подчеркивает, что обвинение пытается втиснуть процесс в "прокрустово ложе" лжи.

Макаров замечает, что в этом "безнадежном деле" с одной стороны находится "огромный аппарат подавления инакомыслия", а с другой — "простые граждане, не бунтари, которые с праздничным настроением вышли для того, чтобы совместить то, что, может быть, многие считают несовместимым — провести хорошие выходные и выразить свое мнение".

16:18 Борко просит суд позволить Наумовой учиться и стать врачом-ветеринаром. Он уверен, что это поможет увеличить количество доброты в мире. Он просит суд еще раз взвесить: "Девять минут пребывания на Болотной площади и шесть лет, которые для Александры Наумовой просит прокуратура".

16:16 Борко говорит, что узнал Наумову за время суда. Он говорит, что она не способна "осознанно причинить вред другому живому существу". Защитник говорит, что она живет по вегетарианским принципам, что хочет стать ветеринаром и многие видели, как на суд она приходила с учебниками по медицине и зоологии, что она раньше ездила в детские дома и помогала брошенным животным.

16:12 Борко рассказывает о детстве и юности Духаниной, которая сначала росла в далекой стране, а потом приехала в Москву учиться на родном языке. Он говорит, что на суде она скороговоркой прочла свои показания с листочка, потому что не умеет выражать свои чувства, не смогла это сделать в суде. Но, как он говорит, о них она смогла рассказать ему.

Борко говорит, что Наумова рассказала о том, что испытывала, когда видела, как полицейские избивают людей, что испытывала в давке в густой толпе, не понимая, что происходит вне этой толпы, т. к. видно этого не было. Борко говорит, что для молодых людей может быть свойственно копировать чужие действия в сложных ситуациях, приобретая при этом жизненный опыт.

Защитник отмечает, что на видео видно — перед броском Наумовой кто-то перед ней кинул пластиковой бутылкой. Это могло подтолкнуть ее к броску, но как было — мы не знаем, потому что сама Наумова этого не помнит.

16:08 Защитник перечисляет многочисленные файлы, на которых есть Наумова, и которые абсолютны идентичны по своему содержанию. На некоторых файлах Наумова перемещается в густой толпе, и что она делает — не ясно. Следователь Гуркин утверждает, что Духанина кинула восемь кусков асфальта.

"И это за 9 минут ее пребывания на Болотной. Как она могла за это время в густой толпе добывать откуда-то эти куски асфальта, занимать выгодную позицию и кидать их в полицию? Это же человек, а не пулеметный расчет. Какой ущерб молодая девушка могла причинить полицейским группам?"

16:05 Защитник Борко замечает, что один из потерпевших говорит, что Наумова кинула в него нечто и облила квасом. Другие говорят об одном броске, и все сообщают, что не видели, попала ли она в кого-либо. "Суммировать неизвестные величины не представляется возможным. Они все могли говорить об одном и том же действии", — замечает Борко. А в версии обвинения произошедшее превращается в неоднократные броски.

16:04 Адвокат замечает, что следователь и понятые, у которых в фамилиях и местах проживания ошибки, сделали то, что не мог бы сделать и он — профессиональный оператор. Они отсмотрели 10,5 часов видео за два часа. Адвокат просит суд не доверять составленным ими протоколами.

16:01 Борко делает вывод: из видео ясно, что демонстранты ни разу не применяют в отношении полиции "активных противоправных действий", зато полиция избивала людей, вклинивалась в толпу, теснила людей, в том числе к воде, так, что они могли свалиться с парапета. Люди, в свою очередь, иногда реагировали паникой, а иногда пытались прибегнуть к самозащите.

"Мы наблюдаем в течение двух часов классическую операцию по зачистке территории", — замечает защитник. Он обращает внимание на то, что велась она так, что угрожала жизни и здоровью граждан.

15:59 Борко продолжает описывать видео. В частности то, как полиция рассекает людей. Защитник заранее сообщил, что предпочел бы продемонстрировать фрагменты видео, но "архаичный формат судебного разбирательства" не дает ему этого сделать, поэтому придется пересказывать.

Защитник описывает в том числе жесткое задержание Барабанова.

15:55 На видео есть кадры и с задержанием Духаниной. К моменту своего задержания она пребывала на месте событий около 9 минут. Борко продолжает описывать видео. Он описывает все элементы: и как полиция валит на землю человека, и как некая группа что-то кидает в полицию и убегает, а вместо них полиция задерживает случайных людей.

Защитник замечает, что далеко не все описанные им детали отражены в протоколе. Он говорит о кадрах, где Белоусов поднимает с земли некий желтый предмет (ему инкриминируют бросок именно им), причем делает это через 12 секунд после исчезновения из кадра полицейского Филиппова, в которого он якобы попал.

15:50 Защитник говорит, что в таком случае считает себя в праве описать, что увидел на видео именно он. Он описывает фрагмент одного из видео с "прорывом", как называет это обвинение, — с файла "Минаев Life". На видео давка, люди оказываются выдавлены за полицейский кордон, омоновцы врываются в толпу и по неизвестному принципу вытаскивают людей и задерживают, бьют их. Принцип их действий не ясен, "я тоже мог бы оказаться задержанным".

Дальше есть кадры, на которых люди кидают в полицию бумажки и пластиковые бутылки. На видео есть эпизоды, где Духанина бежит рядом с загородками, делает махательное движение и в нее летит файер.

Далее кадры, на которых полицейские подходят к барьерам и начинают давить на них. За барьерами густая толпа. На видео видно, как полиция распыляет в сторону демонстрантов некое белое летучее вещество. Далее полиция бьет людей дубинками по головам, в том числе есть кадры, где по голове бьют Кривова.

15:45 Борко пересказывает тенденциозные фрагменты протоколов. Например, отмечено, что среди "прорывающихся людей" Барабанов, хотя на видео его нет. Обвинение переписывает фразу о Барабанове, содержащую явную ошибку. "А зачем? А для пущей убедительности", — объясняет Борко.

Адвокат замечает, что описания видео явно нагнетают обвинительный пафос. Например, в протоколе говорится, что Полихович с другими людьми "выдавливает" полицию барьерами, хотя на видео видно, что контакта барьеров с полицией нет. В другом фрагменте написано, что люди "прорываются на проезжую часть", но они на ней и так стоят и прорываться на нее никак не могут.

Также, например, прокурор разглядел на одном из видео, что Духанина "делает движение рукой в сторону полиции", но при этом "не обратил внимание" на летящий в нее файер.

15:42 Некоторые видео очень короткие, на них запечатлено что-то неуловимое глазу. Из-за брака невозможно понять, что там записано. Кроме того, доказательствами по делу признаны почему-то пластиковые китайские диски, а не информация, которую они содержат, а также пересказ того, что увидел на видео некий следователь Гуркин.

Кроме того, протоколы к видео составлены по носителям разного типа (флешки, внешние диски и т. д.), а в суде воспроизводились только СD-диски, т. е. результаты безграмотных манипуляций с видео следователем Гуркиным.

15:39 Следствие не только не стало разбираться в источниках и времени записи каждого из фрагментов, а наоборот, бесконечно их перезаписывало. В результате возникли проблемы с воспроизведением файлов: они либо проигрывались со скачками, либо замедленно, либо убыстрено, либо и вовсе не воспроизводились. В том числе это были файлы, на которых присутствует Барабанов, подзащитный Борко.

Именно эти файлы перенесли наибольшее число перезаписей, причем некоторые из них производились так, что файлу искусственно повышали качество, из-за чего в картинке ничего не добавлялось, но возникали технические проблемы.

15:37 Борко обращает внимание, что все материалы, имеющиеся в деле — это не оригиналы, а копии. Они нарезаны и никак по своему формату не могут быть результатом первичной съемки без монтажа.

На одном и том же видео могут быть чередующиеся куски, снятые в разное время суток. единственное исключение — запись прямой трансляции шоу "Минаев Life".

15:36 Слово берет Борко. Он, как профессиональный оператор и фотограф, будет говорить только об этом аспекте дела.

15:35 Адвокат обращает внимание, что жестокие и необоснованные сроки не принесут пользы ни обвиняемым, ни пострадавшим, ни обществу, ни государству.

15:34 Дубровин обращает внимание, что запрошенные прокуратурой сроки "бессмысленны и жестоки" и совершенно не соразмерны последствиям вменяемых им деяний, ведь полицейские не получили травм, не испытали боли.

15:33 Адвокат обращает внимание на то, что на Болотной площади полицейские избивали людей, что доказывают и видео, и показания свидетелей. Таким образом, люди просто защищались от действий полиции, они не виновны.

15:31 Дубровин замечает, что формулировки обвинения крайне расплывчаты, неясно, какие действия, вменяемые подсудимым, проходят по одной статье, а какие — по другой. Адвокат обращает внимание на то, что и Луцкевича, и Духанину уже привлекали за все вменяемые им действия по административной статье, а ни одно лицо по закону не может быть дважды осуждено за одно и то же деяние.

15:30 Со вторым "потерпевшим" Суторминым схожая ситуация. Кроме того, он утверждает, что девушка попала ему в бронежилет камнем, но говорит, что не испытал физической боли. Это все, что вменяется Наумовой.

15:27 Дубровин говорит, что обвинение ссылается на видео, когда говорит, что Наумова бросала некие предметы. Адвокат замечает, что из видео неясно, что это за предметы — куски асфальта, камни или что-то другое. Обвинение выстроено очень общо, не индивидуализировано по конкретным людям, из-за чего защищаться очень трудно, о чем защита говорила с самого начала.

Адвокат напоминает, что его подзащитной вменяют попадание камнем в плечо полицейского Зелянина. Адвокат говорит, что Зелянин сообщил, что не видел, кто в него кинул камень, от попадания которого у него образовался синяк. Не видели этого и свидетели, т. е. нет никаких оснований предполагать, что это был камень, брошенной именно Наумовой.

15:26 Адвокат замечает, что, кроме того, в деле есть видео, на котором видно, что Луцкевич вообще не прикасался к шлему.

15:23 Слово берет адвокат Луцкевича и Наумовой (Духаниной). Адвокат напоминает, что Луцкевичу вменяется, что он якобы применил насилие в отношении полицейского Троерина, когда якобы выдергивал у него из рук шлем, который тот держал за лямку.

Адвокат сообщает, что все травмы Троерин получил от неких неустановленных лиц, а не от Луцкевича, а вытягивание шлема он описал как действие "не доставившее ему удовольствия". Т. е. он не испытал боли, а "отсутствие удовольствия" нельзя назвать вредом.

Кроме того, одно и то же действие в обвинении квалифицируется без всякий оснований по двум статьям — 212 и 318.

15:20 Слово берет защитник Шапошников, представляющий Полиховича. Он говорит, что произошедшее никак нельзя оценивать как массовые беспорядки. Один из "потерпевших" дал особенно развернутые показания. Он попросил не считать себя потерпевшим, т. е. статья о "насилии в отношении сотрудников полиции" не подтвердилась.

Шапошников замечает: "Действия обвиняемых нельзя квалифицировать — не как говорит прокуратура: "по одной статье", — а "ни по одной статье".

15:18 Заседание продолжается. Люди на улице скандируют: "Свободу!" Судья как всегда отвечает на это своей иронической улыбкой.

14:28 Судья объявляет перерыв на полчаса. На улице собравшиеся скандируют: "Свободу!" Слышно даже в зале суда на четвертом этаже. "Узники 6 мая" слышат слова поддержки и улыбаются.

14:25 Адвокат замечает, что при таких обстоятельствах никакой материальной ответственности за этот якобы имевший место ущерб обвиняемые нести не могут. Она просит суд вынести оправдательный приговор, как единственно возможный при таких обстоятельствах.

14:21 Григоренко замечает, что дефектный акт о поврежденном асфальте был составлен без указаний на конкретные даты. При этом представитель "потерпевшего", занимавшийся этим вопросом, пояснил, что не знает, когда этот акт был составлен — до или после событий на Болотной.

Кроме того, в одних документах значится, что устраняла ущерб одна фирма, а в других — что другая. При этом акта о приемке работ нет, нет и другой необходимой документации, доказывающий, что работы действительно были проведены и стоили 73 тысячи рублей, как настаивает обвинение.

14:19 Адвокат анализирует сумму ущерба, якобы нанесенного ООО "Универсал" повреждением туалетов. Она делает акцент на том, что одна из кабинок, которые якобы были утилизированы по документам и вовсе не была введена в эксплуатацию, а другие не были на Болотной (по документации самого "Универсала"). Т. е. ущерб на 12 тысяч нанесен быть не мог, учитывая, что кабинки были не новыми, а это близко к цене новых кабинок.

14:17 Адвокат переходит к вопросу о якобы поврежденном асфальте (ущерб обвинение оценило в 73 тысячи рублей). Она напоминает о физических свойствах асфальта, которые не позволяют разбить его голыми руками. Она перечисляет показания полицейских, сообщивших, что не видели повреждения асфальта.

14:13 Григоренко переходит к другому пункту "ущерба" — утраченным или поврежденным предметам обмундирования и спецсредств полиции. Как утверждает обвинение, этот ущерб оценивается более чем в 28 миллионов рублей. Адвокат уверена, что обвинение намерено подменило понятие "уничтожения" вот таким "ущербом".

По закону "уничтожение" означает, что предмет перестал существовать и только это. Доказательств именно уничтожения спецсредств и амуниции в деле "нет и быть не может". Это подтверждают и свидетели, давшие показания об "ущербе".

14:12 Адвокат подчеркивает: номера кабинок, которые были доставлены на Болотную, по документам не совпадают с номерами утилизированных туалетов. Показания владельцев туалетов противоречивы. Неясно и почему кабинками нельзя было пользоваться дальше.

14:09 Григоренко переходит к анализу обвинения в массовых беспорядках. Она замечает, что целый ряд полицейских (около 10 человек) сообщили, что поджогов на болотной не было, а чрезвычайных происшествий они не допустили (адвокат перечисляет этих свидетелей).

Далее она анализирует обвинение в повреждении туалетных кабинок. Она обращает внимание, что экспертиза утилизированных кабинок, которые якобы были повреждены, не проводилась. Из-за чего они были повреждены, фирма-владелец пояснить не может. Туалеты при этом были не новые, т. е. сказать, когда возникли вмятины, невозможно, тем более, что при них не было кассиров, никто не контролировал их состояние на Болотной.

14:05 Григоренко замечает, что в своих первых показаниях Тарасов сказал, что никто не предпринимал в отношении него незаконных действий. Он был свидетелем по делу. И только через полгода после возбуждения дела он вдруг стал "потерпевшим" и заявил, что Полихович схватил его за руку и причинил ему боль.

Вскоре он отказался от этих показаний, а на суде и вовсе предложил их забыть, заявив, что "потерпевшим" не является. В показаниях он, помимо прочего, путался. Никаких травм в ходе событий 6 мая он не получил, медицинских документов о причиненном здоровью вреде у него нет.

14:03 Адвокат обращает внимание, что законность действий полицейских должна быть оценена в рамках судебного разбирательства, как и все иные обстоятельства дела. Также должно было быть оценено и задержание Тарасовым "непонятно кого непонятно за что". Любые сомнения в правомерности действий полиции должны трактоваться по закону в пользу обвиняемых.

Григоренко обращает внимание, что на видео видно, что полицейские били людей по жизненно важным органам — это незаконное действие.

14:02 Слово берет адвокат Григоренко — второй защитник Полиховича.

14:01 "Ваша честь, я прошу вас об одном — поступить как судья. А над судьями тоже будет суд", — заканчивает свою речь Мирошниченко.

13:56 Мирошниченко также напоминает, что ровно за те действия, которые Полиховичу инкриминирует обвинение в этом процессе, он уже был административно судим. Причем суд оправдал его, сочтя обвинения грубо сфальсифицированным. По закону человека нельзя дважды преследовать за одни и те же действия, в том числе если человек был по суду оправдан.

Адвокат замечает, что заново исследовать дело можно только при "заново открывшихся обстоятельствах", чего в этом деле нет. При этом незаконное повторное привлечение к суду не перестает быть таковым, даже если деяние инкриминировано иначе ("Сопротивление законным требованиям сотрудника полиции" на первом деле, "Массовые беспорядки" — сейчас). Адвокат проводит параллель с делом "Золотухин против России". Там человека также дважды судили по одним обстоятельствам, что признал незаконным Европейский суд по правам человека.

13:55 Мирошниченко обращает внимание на то, что полиция врезалась в ряды митингующих, жестоко избивала людей, было много пострадавших гражданских лиц. "Было и небольшое количество пострадавших полицейских, но силы ведь не равны", — замечает Мирошниченко, объясняя, что люди имели право на самооборону.

13:53 Мирошниченко отмечает, что на Болотной площади полиция без совещания с организаторами, не рассказав им о своих планах, изменила диспозицию полицейских сил на площади и фактически план поведения митинга. В итоге люди оказались фактически заперты в капкане, началась давка. "То, что при венчании на царство называется в народе Ходынка, т.е. история повторилась как фарс", — замечает адвокат, намекая на инаугурацию Путина.

13:49 Адвокат обращает внимание, что в России есть закон о необходимой обороне. Согласно ему, насильственные действия в отношении сотрудников полиции, считаются преступлением только если применяется в ответ на законные требования полицейских. Если требования были незаконными и угрожали жизни и здоровью граждан, ответ насилием на их действия подпадает под закон о необходимой самообороне".

Именно так нужно квалифицировать те локальные стычки с полицией, которые произошли на Болотной площади, т. к. полицейские сами применяли насилие к людям.

13:47 Мирошниченко замечает, что насилие в отношении сотрудников полиции не входит в состав "Массовых беспорядков", это отдельное действие, таким образом, обвинение по статье о массовых беспорядках разваливается.

Адвокат обращает внимание, что, чтобы быть признанным участником массовых беспорядков, человек должен не просто осознавать свои действия и иметь преступный умысел. Он должен понимать, что действует в группе, и хотеть результата от действий группы, иметь цель. Таким человеком должны руководить люди, руководящие группой. Между тем Полиховичу вменяют индивидуальные акты агрессии.

13:43 Адвокат подчеркивает, что из всех признаков массовых беспорядков его подзащитному и остальным "узникам Болотной" инкриминируют только насилие в отношении полиции. В свою очередь, чтобы доказать факт массовых беспорядков, обвинение как поджоги пытается представить единоразовые броски файеров и фейерверки. С этими событиями надо разбираться отдельно, но они явно не соответствуют имеющемуся в законах определению поджогов.

Мирошниченко подчеркивает, что еще под один признак "массовых беспорядков" — уничтожение имущества — обвинение пытается подогнать повреждение туалетов, трату шлемов и раций, но очевидно, что уничтожение — это не тоже самое, что утрата предмета или его порча.

13:39 Мирошниченко также ссылается на определение "массовых беспорядков" из российских законов и разъяснения Верховного суда. Он также подчеркивает, что признаки массовых беспорядков в событиях 6 мая отсутствуют. Не было ни уничтожения имущества, ни поджогов, ни погромов, не применения оружия в отношений полицейских, ни других признаков массовых беспорядков.

Адвокат также подчеркивает, что локальный конфликт с полицией, имевший место на Болотной, не нес государственной опасности как настоящие массовые беспорядки, например, беспорядки в Фергане. Он проводит параллели и с другими известными кровавыми массовыми беспорядками.

13:35 Слово берет защитник Полиховича. Мирошниченко замечает, что проходящий "потерпевшим" по эпизоду Полиховича полицейский Тарасов в своих показаниях на следствии сообщал, что никаких противоправных действий против него 6 мая не предпринимали. На суде он также сказал, что Полихович ничего ему не сделал, боли он не испытывал, и "потерпевшим" себя Тарасов не считает.

Адвокат замечает, что сами обвинения смехотворны: сопротивлялся при задержании, схватил полицейского за руку, и тот испытал боль. Мирошниченко считает, что такое обвинение говорит об одном — желании власти устроить против случайных людей показательные репрессии.

13:32 Панченко согласен с доводами Пашкова о том, что вменяемые Зимину действия обвинение квалифицировало неверно — они искусственно разбиты на две статьи вместо одной. Кроме того, он уверен, что и обвинение в массовых беспорядках неправомерно. Он ссылается на то, как Верховный суд расшифровал понятие массовых беспорядков.

В его постановлении говорится об очень тяжелом вреде для государства, которые наносят массовые беспорядки. События на Болотной площади совершенно не похожи на массовые беспорядки, и адвокат просит суд учесть это, "здраво взглянув на эти события".

13:28 Адвокат обращает внимание на то, что в противоречие со свойствами человеческой памяти непосредственно после событий 6 мая "потерпевший" Куватов не помнил, кто бросал в него камни, и вообще плохо помнил события, а потом начал вспоминать все новые и новые подробности, но на суде вновь показал, что плохо помнит события на Болотной. Адвокат просит отнестись к показаниям Куватова с недоверием.

Кроме того, как отмечает адвокат, версия Куватова опровергается показаниями его сослуживцев и медицинской экспертизой его травмы (она была нанесена не ударом камнем). Кроме того, Куватов заявил в суде, что опознал Зимина по ушам, скулам и другим чертам лица, хотя достоверно известно, что 6 мая Зимин был в маске.

13:26 Слово берет второй адвокат Зимина. Защитник Панченко отмечает, что в деле есть видеозапись задержания Зимина с тайм-кодом. Зимина задержали в 18:07. Соответственно, его задержали еще до начала массовых беспорядков — это подтверждается и показаниями свидетелей, которые восстановили хронологию событий, и видеозаписью. До времени задержания Зимина бросков камней не зафиксировано.

13:22 Пашков замечает, что показания свидетелей защиты сходятся в мелочах, Куватов в показаниях путается. Адвокат уверен — обвинение строится только на сомнительных домыслах, выносить обвинительный приговор в такой ситуации нельзя. "При таких обстоятельствах требование прокуратуры о реальном сроке наказания не оправдано ничем, кроме мести", — говорит адвокат.

Защитник уверен, что при таких доказательствах, даже преследуя превентивные цели — не допускать массовых беспорядков, нельзя давать реальный срок, тем более Зимин не судим, положительно характеризуется, молод. Адвокат уверен, что единственный возможный приговор — оправдательный. Он просит суд вынести такое решение.

13:19 Адвокат замечает, что в деле есть видео корреспондента "Ридуса". Он заснял задержание Зимина. Уже после задержания он произносит фразу: "Становится опасно, надо надеть каску". Как пояснил корреспондент, он произнес ее из-за того, что начали лететь камни. До этого опасности для себя он не видел — летели только пустые пластиковые бутылки. Т. е. броски камнями начались уже после того, как люди попытались отгородиться от полиции барьерами, а это произошло после задержания Зимина. 

13:16 Адвокат подчеркивает — Зимин был задержан не в месте так называемого "прорыва", т. е. участвовать в событиях, которые обвинение считает "массовыми беспорядками", он не мог чисто физически — они начались после 18 часов, а Зимин, что подтверждает тайм-код на фотографиях и показания свидетелей, в 18:07 был уже в автозаке.

13:15 Адвокат также обращает внимание, что обвинение ссылалось в своей речи на "дневник Зимина", который якобы доказывает умысел на участие в беспорядках. Пашков обращает внимание, что почерковедческая экспертиза документа проведена не была — нельзя утверждать, что его автор именно Зимин, кроме того, документ не оглашался целиком, хотя по закону это необходимо.

13:12 Адвокат подчеркивает, что в других событиях на Болотной Зимин не участвовал, т. к. был задержан. Он обращает внимание на то, что обвинение исходило из того, что раз Зимин был в маске, значит ему было что скрывать. Защитник отмечает, что Зимин объяснил причины, по которым был в маске (могут преследовать националисты, т. к. он антифашист). И если обвинение полагает, что Зимин лукавит, то должно было привести доказательства этого — бремя доказательства вины лежит на прокуратуре, обвиняемый не обязан опровергать домыслы.

13:07 Защитник анализирует показания свидетелей-полицейских Литвинова и Кувшинникова. Согласно этим показаниям, камни и асфальт летели в полицию со всех сторон, никто из них не видел, чтобы Зимин кинул камень в Куватова, попал в него. Они оба также отмечают, что при задержании Зимин не сопротивлялся (Куватов говорит, что сопротивлялся).

Адвокат считает, что это делает показания Куватова недостоверными. При этом "он далек от мысли, что Куватов сознательно вводит суд в заблуждении". Адвокат полагает, что воспоминания Куватова "спрессовались", он испытывал стресс и Зимин для него сейчас слился с другими людьми, бросавшими камни. Это могло произойти из-за свойств человеческой памяти — Зимин выделялся из остальных людей ростом, поэтому полицейский выделил именно его и связал броски камнями именно с этими задержанными.

Кроме того, молодые люди (а Куватову в 2012 году было 26 лет) лучше помнят события непосредственно после них, т. е. показания от 8 мая 2012 года более достоверны — там полицейский сообщал, что не видел кидавших в него камни.

13:03 Адвокат обращает внимание на то, что даже если не рассматривать другие доказательства, а только ограничиться показаниями "потерпевшего" Куватова, можно установить: кто кинул камень в полицейского, непонятно.

Кроме того, адвокат подчеркивает, что в деле имеется медицинская экспертиза перелома пальца Куватова, на которую ссылалась и сама прокуратура. В этом документе говорится, что палец полицейского не мог быть сломан в результате попадания куска асфальта — травма сложная, имеет скручивающий характер (палец выкрутили, дернув).

Таким образом, даже если считать, что Зимин кинул камень (т. е. опустить нестыковки в версии обвинения), в любом случае он не мог нанести полицейскому такой травмы. Адвокат обращает внимание на то, что собственно броска в Куватова никто не видел, а показания самого полицейского противоречивы.

13:00 Адвокат переходит к анализу показаний полицейского Куватова, проходящего по эпизоду Зимина "потерпевшим". Полицейский утверждает, что получил перелом пальца в результате того, что Зимин попал в него брошенным куском асфальта.

Защитник замечает: Куватов сам признал, что не держал Зимина постоянно в поле зрения, самого броска камнем не видел, опознал Зимина по маске, но признает, что на Болотной было много людей в маске. Кроме того, как сообщил полицейский, Зимин перемещался в плотной толпе — была давка.

Ранее полицейский показал, что камни вообще летели со всех сторон, а 8 мая 2012 года (на первом допросе) в своих показаниях говорил, что не видел, кто бросал в него камни.

12:57 Адвокат замечает, что не согласен и с инкриминируемой Зимину статьей "Массовые беспорядки". Он сообщает, что подробнее на этом вопросе остановится адвокат Мирошниченко, и сейчас он не хочет дублировать его речь, поскольку они работают "в одной адвокатской группе".

Пашков замечает, что, чтобы понять, что на Болотной площади не было массовых беспорядков, достаточно посмотреть на то, что сейчас происходит в Киеве. Кроме того, как подчеркивает адвокат, никто из опрошенных гражданских свидетелей не видел на Болотной ничего из того, что по закону является признаками массовых беспорядков (поджоги, погромы, вооруженное сопротивление сотрудникам полиции и т. д.)

12:55 Защитник поясняет, что "идеальная совокупность" преступлений — это ситуация, при которой одно действие представляет собой два преступления. Пашков не согласен и с тем, что в действиях его подзащитного "умысел расщепляется", как считают прокуроры, т. к. в законе такого понятия нет, и напоминает это "расщепление сознания" у стороны обвинения.

12:52 Адвокат считает, что действия предварительного следствия допустили ошибку при квалификации действий, вменяемых Зимину. Прокуратура считает, что инкриминируемые преступления образуют "идеальную совокупность" преступлений. "Как и все идеальное, такая совокупность в жизни встречается редко", — замечает адвокат.

Он отмечает, что обвинение в массовых беспорядках включает сопротивление сотрудникам власти и насилие (в законе не уточнено, в отношении кого), значит эта статья полностью покрывает вторую вменяемую Зимину статью — "насилие в отношении сотрудников полиции".

12:51 Заседание начинается. Слово берет адвокат Пашков, защитник Зимина.

12:35 "Узников болотной" завели в зал. "Серега, молодец!" — приветствуют родственники выступившего вчера в прениях с обличительной речью Кривова.

12:18 В зал сегодня пускают только прессу. Остальных наблюдателей даже не регистрируют на входе в суд, говоря, что это делается "для безопасности конвоирования". Они могут смотреть только трансляцию. Количество наблюдателей увеличивается, холл суда заполнен.

12:09 Перед залом заседаний Навальный и состоящий в КПРФ с 1994 года адвокат Аграновский обсуждают избирательные кампании на выборах мэра Москвы в прошлом году.

11:57 Поддержать "узников Болотной" сегодня пришел Алексей Навальный. Сегодня наблюдателей несравнимо меньше, чем вчера. В "Твиттере" они призывают людей приходить на заседания — процесс закончится в течение нескольких дней.

Каспаров.Ru продолжит освещать судебные заседания по делу о событиях на Болотной площади 6 мая 2012 года.

На прошлом заседании с ответными репликами на требования прокуратуры выступили Андрей Барабанов, Сергей Кривов, Денис Луцкевич и Алексей Полихович. Остальные "узники Болотной" участвовать в прениях отказались. Сегодня в суде свою позицию выскажут защитники обвиняемых.

Прокуроры считают подсудимых виновными и требуют для них заключения в колонии общего режима. Сторона обвинения требует шести лет тюрьмы для Александры Духаниной и Сергея Кривова, пяти с половиной — для Андрея Барабанова, Степана Зимина и Дениса Луцкевича, пяти лет — для Ярослава Белоусова.

Ранее в суде закончилась фаза дополнений — за несколько часов прокуроры пересказали и прочли несколько сотен страниц дела. Ранее защита ходатайствовала о прочтении некоторых материалов из дела и приобщении новых. Большинство требований судья отклонила.

Рассмотрение "болотного дела" в суде подходит к концу. На предыдущих заседаниях были допрошены фигуранты дела и несколько ранее не заслушанных свидетелей защиты. 14 января показания дали Артем Савелов и Андрей Барабанов, также продолжил давать показания Сергей Кривов. 15 января адвокаты "узников Болотной" попытались вызвать на слушание свидетелей, однако судья отклонила их ходатайства.

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы раздела
  • 15-04-2019 (15:07)

Адвокат: ФСБ перевозила свидетелей Иеговы на автобусах с символикой "Сургутнефтегаза" и "Северавтодора"

  • 24-02-2019 (18:45)

"В России надо жить долго. И счастливо, желательно. Но главное — долго"

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...