В СМИ появилась информация о том, что бывший министр финансов РФ А. Кудрин может возглавить Счетную палату. На это указывает ряд изданий, приводящие его слова о том, что для него это якобы немного неожиданно и что он, дескать, серьезно подумает и примет окончательное решение после консультаций с парламентскими фракциями. Хотя причем здесь импотентные фракции, когда все решает кремлёвский хозяин, который, по слухам, ещё не принял окончательного решения.

Оставляя в стороне предварительность этой информации, лукавство и кривляние "лучшего министра финансов" по версии Путина, налицо характерная для российской власти и путинистов разного пошиба явная бесцеремонность и наглость в формировании "новой" путинской команды.

Вдумайтесь только: в Счетную палату предлагается деятель, с участием которого были бездумно и бездарно использованы многомиллиардные нефтяные доходы, свалившиеся на страну в нулевые годы. Вместо того, чтобы направлять эти средства на экономическое развитие и назревшие реформы структурного характера, Кудрин прославился тем, что стал инициатором создания так называемого Резервного фонда, названного ни много ни мало некоей "подушкой безопасности".

Кудрин во многом повинен в том, что смог ослабить позиции сторонников расширения бюджетных расходов на экономику, пугал ростом инфляции и в итоге убедил Путина в создании и расширении этой алчной "подушки". Хорошо известно, что Минфин под руководством Кудрина работал так, что основные бюджетные поступления фиксировались только в конце года, когда у получателя не оставалось времени на их освоение. Это любимая метода Кудрина, и он с ней не расставался многие годы.

Нефтедолларовый "дождь", лившийся на страну в те годы, громадные золотовалютные резервы вскружили голову кремлевскому чекисту, подпитывали его непомерные великодержавные амбиции, которые усиливались в немалой степени и наличием кудринской "подушки безопасности".

Если бы Путин в те годы серьезно занимался экономикой и реформами, а не слушал бы доклады своего министра финансов о якобы жёстком контроле бюджетных средств и пополнении всевозможных фондов, может быть, у него не было бы времени на всякие авантюрные проекты по "возвращению законного исторического места России в мире", якобы утерянного после распада СССР.

Однако произошло то, что произошло: после пресловутой Мюнхенской речи февраля 2007 года у кремлевского чекиста окончательно "поехала крыша" и были совершены агрессии против Грузии и Украины. Если грузинская кампания как-то еще обошлась Путину, то аннексия Крыма вызвала острую реакцию западного мира, послужила причиной резкого ухудшения мировой политической, энергетической и финансово-экономический конъюнктуры. Введение антипутинских солидарных санкций США и ЕС привлекли к возникновению серьезного финансового кризиса в России, обесцениванию рубля, падению темпов роста ВВП и производственных показателей.

Санкционный запрет на использование внешних валютно-финансовых источников в условиях падения нефтяных цен создало трудности по формированию необходимых средств, что вынудило российское руководство черпать деньги из резервных фондов для преодоления дефицита бюджета

В итоге кудринская "подушка безопасности" позорно лопнула: Резервный фонд России в январе 2018 года официально прекратил существование в десятую годовщину с момента создания. Впрочем, хотя на бумаге фонд и просуществовал ровно 10 лет, де-факто он закончил свою жизнь, если это выражение применимо к финансовым институтам, намного раньше.

Последний триллион рублей, содержащийся в казне Резервного фонда, был потрачен Министерством финансов еще во второй половине 2017 года. Счета ведомства были официально обнулены 1 января. По мнению финансовых аналитиков, теперь в случае экстренной нужды в наличных деньгах Минфин может обратиться только к Фонду национального благосостояния.

Какими бы противоречивыми оценками ни характеризовался период минфиновца Кудрина, не вызывает сомнений одно обстоятельство: деятельность его детища — Резервного фонда фактически свелась к преодолению последствий ненужных и вредных санкций, которые навлек на страну его кремлёвский шеф. Тем самым можно поставить точку в бессмысленных спорах среди экспертов относительно того, было ли реальной задачей фонда снизить потенциальные риски высокого дефицита бюджета в сложных экономических ситуациях. Эти ситуации были созданы искусственно, что привело к преступному расходованию громадных государственных средств не по назначению.

Если Путин примет положительное решение по Кудрину — это будет очередной пощечиной общественному мнению, так как в Счетную палату придет деятель со специфической, если не сказать подмоченной репутацией. Ему останется только стращать губернаторов, глав госкомпаний и корпораций "контролем" за использованием бюджетных средств, делать серьезный вид на совещаниях с кукольными комитетами и подкомитетами по финансово-экономической политике и бюджету Госдумы и Совета Федерации. И иногда для приличия говорить о "необходимости уменьшения геополитической напряжённости" своему главному начальнику, который "суверенитетом не торгует".

Кямран Агаев