Месяц назад, 7 июня, была опубликована моя статья "Что ждать от саммита Трампа и Ына", в которой я подчеркивал, что саммит это — дело чисто пиарное для обоих "выдающихся деятелей", и ничего реального ждать не приходится. При этом за спиной у Ына Путин и Лавров, который побывал в конце мая в Пхеньяне и подбодрил Ына: "Не бойся, парень, Кремль с тобой!"

И что же выясняется сейчас, в начале июля? Обманул-таки хитрый Ын бедного глупого Трампа, не собирается он ликвидировать свои ракетно-ядерные силы, напротив, он их продолжает наращивать. Большую статью на эту тему опубликовала 2 июля Wall Street Journal (WSJ) (краткое изложение статьи дано на DW).

Краткий обзор недавних ракетных достижений Пхеньяна

В начале 2017 года Северная Корея завершила, в целом неудачно, серию испытаний одноступенчатых баллистических ракет Хвасун-10, работающих на жидком топливе, радиусом в 4000 км. В мае 2017 года была успешно испытана одноступенчатая баллистическая ракета Хвасун-12 на жидком топливе, с небывалым для Северной Кореи радиусом 5000 км (СМИ США ужаснулись). Уже тогда у серьезных экспертов появилось подозрение, что дело не обошлось без ракетных двигателей из России.

В августе Северная Корея впервые успешно испытала двухступенчатую МБР Хвасун-14 на жидком топливе радиусом 10 000 км (ракета Хвасун-13 образовала ее вторую стадию). После этого сразу несколько западных экспертов, из Германии, Британии и США, признали (с оговорками или без оных), что двигатель для Хвасун-14 приехал из России, а точнее из Энергомаша в Химках. Почти сразу после этого Пхеньян испытал что-то очень близкое к водородной бомбе.

Наконец, в ноябре 2017 года Северная Корея успешно испытала двухступенчатую МБР Хвасун-15 на жидком топливе радиусом 15 000 км, способную долететь аж до Нью-Йорка и Вашингтона, естественно, с энергомашевским двигателем.

Подчеркиваю, все эти новые ракеты работают на жидком топливе, то есть базируются в постоянных шахтах. И это делает их уязвимыми.

От жидкотопливных ракет к твердотопливным

Согласно последней статье в WSJ, Северная Корея в 2018 году продолжает работу над созданием баллистических ракет. Точнее, эта страна завершает сооружение комплекса по производству таких ракет в рамках расширения завода в городе Хамхун (Hamhung). Ын посетил этот завод еще в августе 2017 года. Строительство нового комплекса стало очевидно благодаря спутниковым снимкам, сделанным в апреле и июне этого года и предоставленным организацией Planet Labs в Сан-Франциско.

Такие выводы сделали в середине июня, исследователи Института международных исследований Мидлбери в городе Монтерей в Калифорнии. Именно в тот момент Трамп и Ын встречались в Сингапуре.

Эксперты Института Шмерлер и Льюис заключили, что строительные работы на заводе в Хамхуне имели место в апреле-июне 2018 года. В результате проведенных работ стало возможным изготовлять на этом заводе твердотопливные ракеты и топливо для них. Эксперты Института сделали вывод, что Ким Чен Ын не намерен отказываться от ядерной и ракетной программ.

И это не все. В конце июня организация 38 North, также изучающая военные программы КНДР, опубликовала спутниковые снимки основного северокорейского ядерного научно-исследовательского центра в городе Йонбён (Yongbyon). Оказывается, мощности этого центра ускоренно расширяются, отмечает WSJ. Что характерно, представитель Госдепартамента 1 июля отказалась комментировать новые сведения, сообщив только, что "Госдепартамент следит за КНДР".

США добиваются от КНДР отказа от программ по разработке и производству ядерного оружия и средств его доставки. На саммите в Сингапуре Ын пообещал "работать с целью полной денуклеаризации Корейского полуострова", не назвав сроков достижения этой цели и не сообщив о каких-либо немедленных действиях, связанных с оружейными программами.

WSJ подчеркивает, что выводы американских экспертов, да и американских спецслужб, опубликованные только сейчас, явно противоречат настрою Дональда Трампа. Ведь сразу после "исторической встречи" 12 июня с Ыном в Сингапуре Трамп написал в Твиттере, что "ядерной угрозы, исходящей от Северной Кореи, больше нет".

Статья в WSJ также разъясняет разницу между жидкотопливными (описанными выше) и твердотопливными ракетами: твердотопливные ракеты (они могут иметь радиус свыше 10 000 км, вроде российской МБР "Тополь") мобильны и могут быть запущены из любой точки и в любой момент, неожиданно для противника. А для запуска жидкотопливной ракеты из шахты нужно несколько часов подготовки. И пуск можно "засечь".

Статья в WSJ приводит дополнительные детали, полученные от исследователей Института международных исследований Мидлбери. Они подтверждают новое серьезное развитие северокорейской ракетной программы. Исследователь не сообщает, откуда Пхеньян получил оборудование для новых комплексов в Хамхуне, Йонбёне и на других объектах.

Так ведь мы не маленькие и прекрасно знаем, что "все приехало из Москвы". Знаем также, что все это происходит вопреки желанию Пекина, для которого высшим приоритетом является стабильность. А насчет Трампа — его интеллекта и моральных качеств — мы, видимо, тоже все знаем.

Александр Немец