Американский сенатор Кеннеди, пообщавшись с отечественным истеблишментом в Москве, по сути, признал его мафией. Мафией без политической философии, по определению...

Конгрессмен публичная фигура и, в отличие от своих российских коллег, абсолютно самостоятелен в действиях и независим в суждениях.

Несамостоятельный же пресс-секретарь президента Песков, естественно, сразу ринулся обличать неожиданного обидчика. Они, мол, находятся в плену стереотипов...

Комментарии Пескова всегда рассчитаны на прессу, это своего рода подсказка армии лояльных СМИ, как интерпретировать то или иное событие. В данном случае прослеживается и намёк на культивируемое разоблачение негативных ожиданий западных гостей в отношении Мундиаля.

Действительно: организовали, провели, встретили, напоили, развлекли и во всём угодили... Не просто нормально и цивилизованно, а лучше других! И нарушений демократии не видно...

Одна из основных составляющих всего этого проекта ЧМ сработала безотказно, идеологическая победа явно удалась. Иностранный обыватель приятно удивлён и становится невольным рекламным агентом современного российского режима. Сотни тысяч обласканных гостей разъезжаются и распыляют благоприятное впечатление о России-Путине.

Всё ложится в строку. Меркель и так давно наша, Макрон планомерно подстёгивается к нужной позиции, осталось Трампа подтянуть и заболтать...

А тут этот несдержанный конгрессмен, да ещё с таким символическим именем — Джон Кеннеди! Почти маккартизм. Стереотип мышления, не иначе!

На самом деле и публичные системные "языки", и теневые вершители политики прекрасно понимают, с кем имеют дело. Посылая в эфир сигналы, они готовят почву для восприятия заинтересованной публикой грядущих решений. Решения вызревают давно, канва возможностей прорисована, остаётся выбор варианта действий, замешанный на политической воле и понимании оперативной ситуации.

Вброс нелестной характеристики, ответ штампом — это и есть стереотипное поведение, артподготовка с обеих сторон.

Читается на публике:

— Да, вы есть мафия. И мы будем говорить с вами, как с таковыми...

— Не называйте нас так, мы меняем имидж...

Говорится тет-а-тет:

— Да, вы мафия. Но мы понимаем реалии, сами не так давно были такими. Договариваться готовы, но вам уже почти нечего нам предложить... Своим болотом управляйте, как хотите, мы только в отдельных случаях готовы вмешиваться. Влияние на Иран сначала продемонстрируйте, а потом торгуйтесь. Ляжете под Китай — вам же хуже... Крым формально не ваш...

— Да, мы мафия. Но сильная мафия! Мы рады, что вы это понимаете. В Европе, вон, не сразу до всех это доходит. Берлускони был молодец, с остальными приходится долго работать. Но мы справимся, не сомневайтесь. Насчёт Китая посмотрим, пока нам лично выгодно. Ирану голову задурим, мы умеем это делать лучше других... Всё формальное потерпим. А Крым наш...

Аркадий Янковский