Петр Офицеров. Фото: necosmo.livejournal.com
  • 16-07-2018 (10:11)

Тот, кто не умел предавать

Блогосфера о Петре Офицерове

update: 16-07-2018 (12:44)

На 44-м году жизни скончался Петр Офицеров — соратник Алексея Навального, осужденный вместе с ним по "делу Кировлеса". Известно, что от Петра Офицерова требовали дать показания против Навального, он на это не согласился, получив тюремный срок (замененный впоследствии условным). Прощание с Петром Офицеровым — сегодня, 16 июля, в 12:00 в ритуальном зале НИИ СП им. Н.В. Склифосовского.

Алексей Навальный:

"Невозможно в это поверить. Физически невозможно это принять.

Только вот, неделю назад, разговаривали и он звал отмечать пятилетие нашего "приговора и чудесного освобождения" к себе на дачу. Посмеялись ещё, что мне продлили испытательный срок накануне и у нас ещё долго будет сохраняться повод встретиться и выпить на этот счёт.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Два дня назад, когда он был уже в больнице, говорил с Лидой — но она кремень у него. Голос бодрый: ничего не надо, всё будет хорошо. Вернусь — говорю ей — в Москву, сразу заедем с Юлей его навестить. Апельсинчиков привезём.

И нет его больше с нами. 43 года. Молодой, цветущий мужчина. Шестеро детей.

Не так ведь много вам на протяжении жизни попадается случаев, когда перед вами проявляется вся суть постороннего человека. Ещё реже бывает так, что, увидев эту суть, вы думаете: да он как из книжки просто.

Вот с Петей Офицеровым у меня так. Человек, которого система сажала, мучила, ломала ему жизнь и бизнес просто потому, что им нужна была бумажка от него. Ложные показания. А он эту систему даже не послал — нет. Он с недоумением смотрел на неё и говорил: вы серьёзно считаете, что приличный человек на такое способен? И не отступил ни на миллиметр.

Это ж изощренный расчёт был: возьмем случайного предпринимателя, у которого своя рубашка ближе к телу, да ещё и пятеро детей (на тот момент). Прессанем. Если станет выпендриваться, продемонстрируем, насколько кафкианским будет предстоящий процесс, и получим то, что надо. Всегда же получаем.

Его и просили, и уговаривали и, конечно, больше всего запугивали. Причем там же не надо было прямо обличать меня. Выступать вместе с прокурором и тд. Типа, просто прекрати доказывать свою невиновность и невиновность Навального. Не надо переть против нас. Скажи: не разобрался, был введен в заблуждение некими лицами. Молчи просто.

Тебе охота, чтоль, за чужого человека садиться? У него политика, а тебе что с того?

Посадим вас обоих. Про него газеты писать будут, а про тебя не вспомнит никто.

Его семье деньги собирать будут, а твои голодными будут сидеть. Куда твоя жена работать, когда пятеро на руках?

Ну и всё в таком духе. Это расследовать реальные преступления наше следствие не умеет, а красочно описать невиновному жизненные перспективы принесения себя в жертву они умеют лучше всего.

Когда всё только начиналось, я понимал, что Петя хороший, но человек-то слаб. Да и обстоятельства. Пятеро детей, у меня бы и язык не повернулся обвинять его.

И вот каток покатился, но Петра Офицерова он в асфальт не вдавил. Оказался наш Петя алмазным. Когда всё начиналось, так и сказал мне: всё это херово, ситуация херовая, перспективы херовые, я очень жалею, что тут оказался, но врать и давать ложные показания я не буду. Пусть меня переедут, но сам под колёса ложиться не буду. Моим детям никто не скажет, что их папа повел себя как сволочь.

Так он и шёл, и 18 июля 2013 года привела его это дорога в железный "пенал" автозака. Крохотная металлическая конура, где сидишь буквально прижав колени к груди. Чувствуешь себя, как в гробу, на который сильно пожалели материалов, но можешь переговариваться с тем, кто едет в соседней клетке, чуть более просторной.

Только что ему дали 4 года. Десять минут назад я видел как его жена валится с ног, услышав этот приговор.

— Ну что — говорю ему через стену — Петруччо, не жалеешь?

— А ты?

Я нет, конечно.

Ну так а с чего ты решил, что ты один хочешь остаться честным человеком? Я вот сейчас еду в этом ящике и думаю: зато я — честный человек.

Спи спокойно, Петя Офицеров, настоящий честный человек".

Анна Авалян:

"С Пером Офицеровым мы познакомились в 2006 году. Я была вновь вступившим в должность начальником отдела, а Петр консультировал управленцев нашей компании по целому кругу вопросов.
У меня никак не получалось наладить контакт с моим многочисленным персоналом. А Петр тогда мне говорил: "Разговаривай с ними просто, говори так, как ты думаешь".

Уже после истории с Кировлес, он пригласил нас в свой дом, дом большой и счастливой семьи. 
Я задала ему вопрос, который больше всего волновал меня в тот момент: "Петр, скажи, тебе было страшно?"
"Да", спокойно ответил он.

Простая вещь — говорить, как ты думаешь. Не лукавя и не кривя сердцем. Простая вещь по-настоящему свободного человека.
У кого-то эта опция встроена "как ходить и дышать", а кому-то этому нужно учиться всю жизнь. Спасибо, Петр, благодаря тебе, я учусь быть свободным человеком... Светлая память".

"Пётр был для меня примером и учителем. Он показал, что можно быть честным, открытым, вежливым, спокойным, искренним, заботящимся об окружающих, не бояться говорить правду. И при этом быть успешным. Спасибо вам. Вас будет не хватать. Я буду вас помнить", — пишет Александр Ступин.

Роман Арбитман:

"Для меня он — один из тех, кто достоин высочайшего уважения. Последний раз мы с ним виделись в прошлом году: я приезжал в Москву, и он забежал в Сахаровский центр на презентацию моей книжки. Был очень занят. Ушел рано…"

Виктор Шендерович:

"Петр Офицеров. Почти забытый нами, раритетный стандарт приличного человека.
Он пошел в тюрьму не за политические убеждения, а потому что не захотел — не мог! — сделать ложного доноса.
Светлая память этому замечательному человеку. 
У него осталось шестеро детей. Я думаю, его близким стоит помочь сегодня не только словами".

Светлана Гаврилина:

"При всем уважении к Шендеровичу: кем "нами" забыт? Петр меня как-то зафрендил, я ответила тем же, я его читала, он меня читал, ставили друг другу лайки, комментировали. Я ему всегда радовалась, до последних дней. Буквально за день до сообщения о травме разговаривала о нем с мужем. И не я одна такая. Поэтому "нами" — нужно уточнять кем — элитой, бомондом, умом, честью и совестью, или кем там ещё. А за всех говорить не нужно. Очень жаль Петра. Он был очень хороший".

"А я вот думаю: случай, как сообщают, некриминальный. Но произошло бы такое, если бы не то разбирательство, суд? Убивают ведь не всегда так, как Немцова", — пишет Егор Седов.

Telegram-канал "Запретное мнение":

"Во время следствия Пётр неоднократно получал предложения — "сдать" Навального, но каждый раз отвечал отказом, что в результате стоило ему карьеры, имени и будущего.
Принципиальный, несгибаемый, несломленный — именно таким он останется в истории. В истории кровавого Путинского комбайна, перемалывающего человека за человеком..."

Александра Гармажапова:

"Есть такие люди, которые обволакивают своим внутренним светом. Ты можешь общаться с таким человеком очень шапочно, но знать, что это — хороший человек.

Зафрендилась с Петром после приговора по "Кировлесу", потому что поразила его внутренняя сила — он не политик, но пошёл до конца.

Иногда строчила в своём Facebook критические посты о Навальном и внутренне опасалась, что Офицеров расфрендит. Он читал, лайкал что-то, иногда комментировал.

Но ни разу не услышала от него хамской реплики. Если был не согласен, объяснял. Терпеливо, спокойно и честно.

Сегодня ночью мне приснился Петр. Мы ехали в автобусе, был солнечный день, и я произнесла: "Вы такой хороший!" А он улыбнулся и сказал: "Я же не умер, к чему такие слова?"

Я ответила: "Потому что надо успевать при жизни говорить хорошим людям, какие они замечательные".

Увы, я не успела сказать. Петр, вы очень светлый, порядочный и мудрый человек.

К сожалению, почему-то именно такие уходят".

Илья Львов:

"Герои бывают разные
Что зачастую "рекламируется"? Поле боя, вокруг свои, битва против понятных чужих, проявляется героизм.
Да, в фильмах бывает показывается проблемы выбора персонального страха, когда сейчас герой боится, а после храбрый, отважный боец. Ура!!!

Но я всегда считал куда более важным личное, персональное решение в куда более сложных ситуациях.
Когда нет вокруг локтя своих, а чужие не столь понятны. Замечательно пример подобного выбора описан у Стругацких в "Миллиард лет до конца света".

Петр Офицеров.
Не требовалось обличать и обвинять.
Достаточно было промолчать и кивнуть.
Но не стал. Выбрал "странное".
Честно, не знаю, смог бы ли я так. Да, можно на страницах фб смело сказать — хахаха, тапками закидаю кровавый режЫм. Но не побывав там, не сделав то, что смог он, нельзя полностью осознать, прочувствовать выбор.
Петр Офицеров — настоящий Герой России.

Я редко пишу посты на чью либо смерть.
Но в этом случае я не мог промолчать, не выразить своё восхищение этим человеком.
Пусть Земля будет ему пухом.
RIP".

Александра Поливанова:

"Вот рождаются люди на свете, их, говорят, уже больше 6 миллиардов, и рождаются они все свободными, я так читала в Декларации прав человека. А потом люди вырастают и некоторые из них становятся великими. Великими изобретателями, врачами, музыкантами, писателями, художниками, учеными, не знаю там, футболистами, финансистами, да мало ли кем можно великим стать. А можно еще не только родиться свободным, но и остаться свободным на всю жизнь. И вдруг оказывается, что в России — этого достаточно, чтоб стать великим. Великий свободный человек. Как Олег Навальный, например. Или как Петр Офицеров. Он умер, и стало на одного великого человека меньше в стране, где их напересчет. Прощайте, Петр Офицеров, я восхищаюсь вами. Рада, что хотя бы успела это сказать вам при жизни".

Реклама
Материалы раздела
  • 19-07-2018 (14:52)

В Калининграде эксперта по Прибалтике арестовали по подозрению в госизмене

Реклама