Десять лет назад российская армия вторглась в Грузию. Вектор на построение в России диктатуры фашистского типа был виден с самого начала путинского правления: в первую очередь это выражалось в установлении полного контроля над политическим пространством внутри России, однако рано или поздно процесс фашизации должен был получить свое логическое развитие и во внешней агрессии.

Несмотря на всю очевидность перехода режима в качественно иное состояние, значительная часть людей, именовавших себя демократической оппозицией, оказалась не в состоянии принять новую реальность, поддавшись самообману, связанному с ожиданием позитивных изменений под руководством нового "либерального" президента Медведева. Воодушевившись его известной фразой "свобода лучше, чем несвобода", многие предпочли возложить ответственность за войну на обе стороны конфликта, а некоторые — и вовсе открыто и агрессивно встали на антигрузинские позиции. Выдавая желаемое за действительное, российская либеральная общественность с готовностью поддалась на кремлевскую разводку: готовилась к участию в "выборах", создавала "медведевское большинство" и радовалась назначению либеральных губернаторов в регионах.

Фактор ожидания положительных изменений при новом президенте сыграл значительную роль и на международной арене — лидеры стран Запада, рассчитывавшие на улучшение взаимоотношений с Россией, оказались не в состоянии оценить последствия военного вторжения в Грузию. Слабая позиция лидеров Свободного мира, не сумевших дать адекватный ответ почувствовавшему запах крови российскому диктатору, фактически предопределила дальнейшую эскалацию агрессии со стороны России. В своей статье в The Wall Street Journal, написанной сразу после российского нападения на Грузию, я отметил очевидность этого тренда и предположил, что следующей целью путинской экспансии может стать Украина. Тогда мой прогноз был воспринят с крайним скепсисом как на Западе, так и в России, однако последующие события подтвердили его правильность.

Неспособность и нежелание оппонентов Путина внутри страны и политических лидеров Запада принять неудобную правду стоили жизни множеству невинных людей и стали одним из факторов, способствовавших дальнейшей фашизации и укреплению путинского режима. Сегодня цена за исправление этих ошибок будет гораздо выше, чем была бы десять лет назад, но неготовность платить эту цену сейчас обернется в будущем еще большими издержками.

Гарри Каспаров